0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Эти красавицы эфиопки (видео с танцами). Удары судьбы: за что мужчины эфиопского племени бьют своих женщин

Удары судьбы: за что мужчины эфиопского племени бьют своих женщин

Для европейца ударить женщину — позор. А для мужчины эфиопского племени хамер — почетная обязанность и ответственность, иначе он не мужчина. «Вокруг света» продолжает серию публикаций об удивительных ритуалах и обрядах, свидетелем которых стал путешественник Леонид Круглов


Женщина племени хамер

Раз в году, в конце осени, в долине реки Омо на юге Эфиопии местное племя хамер проводит обряд инициации. Чтобы доказать свою готовность заниматься разведением скота, юноши должны четыре раза пробежать по спинам выстроенных в ряд десяти быков. Задача — не упасть. Меня же больше интересовал обряд, предшествующий инициации: маза (так называют юношей) несколько часов подряд секут женщин хлыстом. Чтобы выяснить, зачем они так поступают с прекрасной половиной племени, я приехал в Эфиопию.

Пьяные танцы

За день до назначенной даты обряда проводник Ферео, который помогал в прежних путешествиях по Эфиопии, привез меня в Оморате, одно из главных поселений хамеров.

Деревушка состояла из 25 круглых плетеных домиков, в каких живут почти все племена этой части Эфиопии. Пока Ферео договаривался со старейшинами о нашем присутствии на ритуале, я обратил внимание, что вокруг были только мужчины и дети, и ни одной женщины. Как оказалось, они ушли на поляну в получасе ходьбы от Оморате. Там на следующий день и должен был состояться обряд.

На поляне, образовавшейся в пересохшем русле одного из притоков реки Омо, было около 30 женщин разного возраста. Они сидели вокруг костра, на котором грелся чан с варевом. Пять девушек разливали жидкость в глиняные чаши и раздавали их другим. Ферео пояснил, что это бордей — пиво из зерен сорго.

Я разглядывал женщин: набедренные повязки из козьих шкур и металлические кольца, украшающие ноги, руки, шею, — вся одежда. Спины в глубоких рубцах. Их не было только у девушек, разносящих пиво. Именно они и должны были стать героинями завтрашнего обряда.


Накануне избиения женщины хамер почти сутки пьют пиво, исполняют ритуальные танцы, чтобы впасть в состояние транса

Мы с Ферео сидели в стороне, стараясь никого не смущать. Ближе к вечеру, напившись бордея, женщины стали петь, постукивая металлическими браслетами, которые задавали ритм. Пять девушек пустились в пляс. Они подпрыгивали, бегали вокруг костра, задирали ноги, смеялись как сумасшедшие. И периодически останавливались, чтобы сделать еще несколько глотков пива.


Чтобы выйти замуж и обеспечить себе удачную жизнь, женщины хамер готовы терпеть боль от ударов хлыстом

В какой-то момент одна из девушек, покинув танцующих подружек, подошла к нам, протянула две кружки с бордеем и заставила выпить залпом. Затем стала прогонять нас. Беседа Ферео с девушкой ни к чему не привела — нам пришлось покинуть поляну. На обратном пути в Оморате Ферео объяснил, что Тара, так ее звали, не могла из-за нас пробудить женскую силу, необходимую для ритуала. Якобы присутствие мужчины делает женщину слабой. Поэтому, перед тем как подвергнуть себя избиению, женщины и уходят на сутки из деревни. Всю ночь они пьют и танцуют, вводя себя в транс.

Прутья боли

К полудню мы вернулись к руслу реки. Женщины продолжали пить бордей, танцевать, петь песни. Внезапно одна из них остановилась и устремила взгляд прямо на меня. А через мгновение завопила и затопала ногами. Я испугался, но потом понял, что она смотрит на что-то за моей спиной. Обернувшись, увидел приближающихся троих молодых людей, которые держали в руках связки тростника — это и были юноши-маза. За ними шли остальные мужчины.


Инициация — один из главных ритуалов хамеров. Поэтому старейшины племени приходят на него при полном параде: в лучших, на их взгляд, нарядах

Девушки с завываниями пронеслись мимо нас. Они окружили маза и наперебой стали выкрикивать что-то в их адрес. Юноши, не реагируя на реплики женщин, уселись на землю. Кто-то закурил глиняную трубку, кто-то достал из плетеной сумки лепешки и мед.

— Это часть ритуала, — пояснил Ферео. — Женщины обязаны вывести мужчин из себя, чтобы удары были по-настоящему сильными.

Так продолжалось около часа. Наконец один из юношей, Бона, не выдержал, поднялся с земли и достал из связки прут. К нему подбежала Тара. И тут воцарилась тишина.

Читать еще:  К чему снится что золотое кольцо ломается. Треснутое или лопнувшее обручальное кольцо – к чему снится


Звук рожка — сигнал готовности женщины принять удары хлыстом

Тара встала напротив Бона спиной к нему, протрубила в металлический рожок (сигнал готовности) и подняла руки. Бона нанес удар. Хлыст оставил кровавую борозду поперек спины девушки. Та не издала ни звука и отбежала в сторону. Ей на смену пришла другая девушка. Так все пятеро получили по удару. Остальные мужчины тоже встали. К моему удивлению, женщины, у которых уже были шрамы на спинах, начали подходить за своей порцией ударов. Возобновились танцы и пение. Тишина, удар, танец, тишина, удар. Одного прута хватало на десять ударов — с такой силой маза избивали соплеменниц. Это продолжалось несколько часов. Женщины со старыми шрамами на спинах довольствовались одним-двумя ударами. Тара и ее четыре подруги подходили к маза бессчетное количество раз. Их спины превратились в кровавое месиво, но они будто не чувствовали боли.

Язык шрамов

Групповое избиение завершилось к вечеру. Женщины, почти без сил, но довольные, стали готовить праздничный обед. Тара сидела в стороне с подругой Коной. Та втирала в окровавленную спину Тары красную глину — она считается целебной. Я подошел к ним и попросил Ферео перевести, что мне жаль Тару. В ответ почти обессилевшая девушка возмутилась.


После ночи без сна, получив бессчетное количество ударов хлыстом по спине, обессилившая Тара наконец смогла отдохнуть

— Меня не надо жалеть, — сказала Тара. — Мы делаем это, чтобы у нас была хорошая жизнь. Когда раны заживут, я выйду замуж. А если нет, то Бона обо мне позаботится.

Из всех женщин, принимавших участие в обряде, лишь для пятерых он был необходимым. Остальные по традиции поддерживали дебютанток. Бона, который нанес первый удар Таре, был ее братом. Впервые женщина должна принять участие в ритуале, когда кто-то из ее братьев достигнет зрелости. Если у женщины нет братьев, то она не может участвовать в обряде и, вероятнее всего, никогда не выйдет замуж. Такое случается, но редко: обычно в семьях хамеров больше шести детей, и хотя бы один из них — мальчик. Если после шрамирования девушку не выберет мужчина, то о ней позаботится брат. То же произойдет, если женщина останется вдовой. После потери и брата, и мужа женщина может потребовать заботы от мужчин племени.

— Шрамы — отметины силы, — продолжила Тара. — Чем их больше, тем больше я страдала ради мужчины. А значит, мужчина должен отдать дань за мои мучения.


Шрамы на спине — показатель женской силы. Чем их больше, тем привлекательнее женщина для мужчин племени

Утром следующего дня на том же месте, где вчера был жестокий ритуал, опять собралась вся деревня. Теперь мужчины проходили испытание. Несколько хамеров придерживали быков, выстроенных в ряд. А обнаженные маза бегали по спинам животных. Вчерашние страдалицы с упоением смотрели на мужчин. Раны уже не кровоточили, и девушки старались продемонстрировать их, будто дорогие украшения. Один из хамеров подошел к Таре. Возможно, свежие шрамы Тары уже сделали свое дело — привлекли будущего мужа. Он возьмет ее в жены и станет до конца своих дней отдавать долг за увечья, нанесенные другими мужчинами.

Фотографии и впечатления: Леонид Круглов

Памятка путешественнику
Южная Эфиопия, Оморате

Столица страны: Аддис-Абеба
Государственный язык: амхарский
Площадь: 1104300 км 2 (27-я в мире)
Население: 87 953 000 чел. (14-е место в мире)
Плотность населения: 79,2 чел/км 2
Продолжительность жизни: 62 года — женщины, 59 лет — мужчины
ВВП: 126,7 млрд долл. (72-е место в мире) ВНД (валовый национальный доход) на душу населения: 1350 долл. (174-е место в мире)

РАССТОЯНИЕ от Москвы до Аддис-Абебы

5200 км (от 7 часов полета без учета пересадок), далее

1000 км по автодороге
ВРЕМЯ совпадает с московским
ВИЗА оформляется в посольстве Эфиопии в Москве или по прилете в аэропорту
ВАЛЮТА эфиопский быр (1 ETB

3,38 руб.)
НАСЕЛЕНИЕ деревни Оморате

3370 жителей (перепись 2005 года)

Что нужно сделать в Южной Эфиопии (Оморате)

Увидеть Национальный парк Омо, до которого можно добраться только через Оморате. Парк служит домом для 312 видов птиц. Здесь встречаются также бизоны, слоны, жирафы, гепарды, львы, леопарды, бурчеллова зебра.

Съесть лепешки с местным медом (от 2 быров за порцию в любом доме деревни).

Выпить бордея — пива из зерен сорго (12 быров за кувшин объемом 5–6 литров в любом доме деревни).

Жить в палатке.

Перемещаться на автомобиле (от 3000 быров в сутки).

Купить в подарок украшения, сделанные местными жителями (от 10 быров за ожерелье из пластика), для себя — кофе в зернах (30 быров за килограмм).

Читать еще:  Диспенсеры для бумажных полотенец. Диспенсеры листовых полотенец Диспенсер для бумажных полотенец настенный на карте

Хамеры: за что мужчины племени бьют своих женщин

Эфиопия – очень странная страна, и одной из таких странностей являются ее жители, в частности, племя хамер, обитающее в долине реки Омо. Живет оно здесь уже полтора тысячелетия, что по африканским меркам просто пример истинной оседлости.

Посещение этого племени считается обязательной частью туристической программы, и неспроста, поскольку образ жизни этих людей заслуживает самого пристального внимания. Представителей этой народности где-то 35–50 тысяч. Их облик типичен для обитателей Восточной Африки – высокий рост, худощавое телосложение, очень длинные конечности и массивные скулы.

Вдобавок к этому они еще и имеют привычку украшать себя в соответствии со своими весьма специфическими взглядами. Во всяком случае, массивные украшения и яркие одежды придают им очень живописный вид.

Как и прочие коренные жители этого региона, хамер в основном заняты разведением скота и пчеловодством. Собственно количеством коров и определяется социальный статус того или иного члена племени. К счастью, пчел они не считают, да и вряд ли им эта задача была бы по силам.

Впрочем, не считают они не только своих насекомых, но и количество прожитых лет, тем более, что паспортов, в которых указывался бы их возраст хамер тоже не имеют и, судя по всему, не испытывают по этому вопросу никаких сожалений.

Плевать они хотели не только на возраст и официальные бумажки, но и на блага цивилизации. Даже официальный язык (амхарский), на котором говорит вся Эфиопия, им совершенно безразличен. Такое наплевательское отношение к глобализации и магистральным направлениям развития человечества позволило хамер сохранить свою идентичность, как почти никому в мире.

Значительную роль в сохранении своей хамеристости сыграли и обычаи, связанные с хамерскими «бабосами» – коровами. Например, когда мальчик решает стать мужчиной, ему нужно доказать это, пробежав по коровьим спинам семь раз. При этом он ни разу не должен оступиться. А если оступился – значит «деньги» его не держат. Однако право на инициацию имеют только местные «мажоры», чьи отцы владеют как минимум тремя сотнями коров.

Помимо коров и их плодовитости местных мужчин очень волнует плодовитость их жен. И если одна из них вымотается, эстафету принимает другая жена, благо их количество никак не ограничено.

Местные красавицы выходят замуж очень рано – начиная с 12 лет, короче, как только становится ясно, что девочка выросла, и в принципе может забеременеть. Определять же это хамеры умеют не хуже других людей.

После замужества девушке на шею цепляют своеобразный железный ошейник, да притом еще и не один. По количеству ошейников определяется и то, какой по счету женой является конкретная особь женского пола.

Впрочем, это ерунда по сравнению с теми трудами, которые способны выдерживать местные дамы. Сходить километров этак за 10 и принести воды, у хамеров считается нормой. Но это тоже ерунда, если учесть, что во время прохождения вышеупомянутого обряда мальчишеской инициации, взрослые хамеры лупят своих жен почем зря.

Ребра они им, конечно, не ломают, но своеобразными розгами полосуют им спины от всей души. Испытание это не из легких, и женщины за день до него уединяются, чтобы собраться с духом. Затем они отправляются на праздник, и начинают ругать своих мужей последними словами (а как бы поступили на их месте вы?), провоцируя их на избиение.

После такой процедуры их спины украшают многочисленные шрамы, которыми дамы очень гордятся. Поэтому мужья не жалеют сил, чтобы повысить статус своих избранниц до максимума. После окончания «массажа» женщины втирают в свои кровавые раны особую глину, выполняющую у них функцию йода, и отправляются готовить торжественный ужин. Вот это прочность! Да из таких женщин можно гвозди делать! И арматуру. Короче, не женщины, а настоящий металлопрокат!

Мужики здесь хозяйственные. Никакой групповухи – каждой жене по дому. Вот так по очереди хамерский благоверный и ходит от одного дома (то есть, жены) до другого. Кстати, формально эти развеселые почитатели экстремальных традиций считаются мусульманами-суннитами.

Впрочем, на их быт это влияет практически никак: они и пивасик попивают, и в духов верят, и даже их изображения имеют (что по мусульманским понятиям уж совсем ни в какие ворота не лезет).

Оригинал статьи и много других интересных публикаций на моем Дзен канале: Экватор

Эти красавицы эфиопки (видео с танцами). Удары судьбы: за что мужчины эфиопского племени бьют своих женщин

Войти

Эти красавицы эфиопки (видео с танцами)

Выполняя «заказ» — об эфиопках в Судане. Потому что, находясь здесь, ну просто невозможно проигнорировать жизнь огромной эфиопской общины, большую часть из которой составляют женщины.

Девушка Сара приехала в Судан из Эфиопии, как и тысячи других подобных ей девушек, в поисках более обеспеченной и счастливой доли. Она нашла работу в одном из многочисленных кафе в Хартуме, где посетителей угощают эфиопским кофе.

Читать еще:  Лучший тест на беременность: обзор зарубежных и отечественных тестов. Какой лучше тест на беременность

Заказы в этом кафе традиционны. Вода, кофе. На подносе, который ставит на столик Сара, умещается керамический кофейник, благодаря своей форме он долго не позволяет остывать ароматному кофе, маленькие чашечки, сахар, чашку с чадящим бахуром (благовониями) и тарелку с поп-корном на закуску.

Сара не просто приносит гостям заведения все это великолепие, но и присаживается к ним за столик, наливает кофе в чашечки, кладет туда сахар по желанию посетителей и ведет с ними застольные неспешные беседы во время продолжительного кофепития, ведь в кофейник умещается чашечек по десять кофе.

Даже вновь прибывшие эфиопки очень быстро начинают разговаривать на суданском разговорном диалекте арабского языка, английский худо-бедно многие из них тоже знают.

Она спрашивает, насколько понравился кофе, рассказывает о себе, о своих впечатлениях о Судане.

Редко кто из эфиопок отзывается о Судане положительно, хотя большинство из них живут здесь годами. Те деньги, которые они могут заработать в Судане, в Эфиопии считаются невероятной суммой, поэтому на них они содержат не только себя, но и своих родных, оставшихся на родине.

В Эфиопии так – те, кто имеют хорошее образование, никогда не останутся без нормальной работы и более-менее приличного заработка, но получить образование для многих жителей этой перенаселенной африканской страны – недостижимая мечта.

Саре в Судане тоже не нравится, работа не идет. Посещают кафе в основном мужчины, которых интересует не столько дегустация кофе, сколько «близкое» общение с красивыми девушками.

Сара жалуется, что ей нужны постоянные клиенты, которые будут приходить в кафе именно для того, чтобы испить кофе из ее рук, потому что ее заработок – это проценты с заказа каждого посетителя, а обзавестись такими клиентами никак не получается.

Те мужчины, которых она угощает кофе, с удовольствием берут ее номер телефона, но звонят ей вовсе не для того, чтобы снова заказать столик на очередной вечер, а чтобы пригласить ее встретиться где-нибудь за пределами кафе. Если она отказывается от внерабочих встреч, то они перестают звонить и в кафе больше не приходят. Кофе – это так, только повод для дальнейшего знакомства.

Суданские мужчины, воспитанные в обществе со строгими взглядами, девушку, которая работает в кафе до глубокой ночи, подсаживаясь за столики к незнакомым мужчинам и ведя с ними непринужденные беседы, воспринимают однозначно. Тем более, что для части из них Эфиопия – страна, куда ездят за дешевыми удовольствиями, недоступными в Судане, — вином и женщинами.

Суданские женщины, если и ходят в кафе, то только в качестве спутниц своих мужчин. А эфиопские девушки, как считается, -это легкодоступный вариант проведения досуга.

Во многом их воспринимают так же, как в других странах женщин из СНГ.

Они красивые, самостоятельные, трудолюбивые. Не рассчитывают ни на чью поддержку и вынуждены все проблемы тянуть в одиночку, потому что в отличие от суданок за их спиной часто нет мужской поддержки.

Они берутся за любую работу, которая приносит хоть какие-то деньги, – стирают, гладят, убирают, подают, сидят с детьми, готовят, делают маникюр, прически. Список работ, в которых могут быть задействованы эфиопки, очень обширен, ведь суданские женщины предпочитают перекладывать эти обязанности именно на них.

Эфиопки при смуглой коже обладают европейскими чертами лица. Многие из них высокие, стройные, почти не страдают от избыточного веса.

Проводя долгие годы вдали от Родины, они, тем не менее, очень привержены своей стране и традициям. Если слушают музыку, то только эфиопских певцов.
Танцуют свои национальные танцы.

Если пьют кофе, то только «джабана», когда зерна эфиопского кофе обжариваются на углях, а потом вручную измельчаются в ступке.

Если едят хлеб, то только собственноручно изготовленные кисловатые лепешки «инжера».

У каждой эфиопской девушки в шкафу найдется, по меньшей мере, несколько национальных платьев – совсем традиционное, по моде вчерашнего дня и из последней коллекции национальных модельеров. Их дизайнеры, оставляя в модели основные мотивы — ручную вышивку крестов, тем не менее, постоянно придумывают новые варианты платьев.

По любым праздникам эфиопские девушки надевают только национальную одежду.

Эфиопы живут своей общиной.

Их никто не притесняет, несмотря на то, что большинство из них христиане. В Хартуме целые кварталы населены «хабашами», как их называют суданцы. Там их магазины, кафешки, парикмахерские, где эфиопки ловко плетут из африканских волос разнообразные мелкие косички «мошат». Есть в Хартуме и эфиопская церковь, которая занимает довольно большую площадь.

Наверное, в интернете можно найти массу фотографий эфиопок в национальной одежде с прическами, но я чужие фотографии у себя не размещаю, уж какие есть, но свои.

Источники:

http://www.vokrugsveta.ru/article/216450/
http://pikabu.ru/story/khameryi_za_chto_muzhchinyi_plemeni_byut_svoikh_zhenshchin_6638386
http://ytroitskaya.livejournal.com/15338.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector