0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Измена мужа — история из жизни. Я все пережила и полностью оправилась от последствий своей личной трагедии

Я изменяю мужу (история одной прекрасной девушки). Я все пережила и полностью оправилась от последствий своей личной трагедии

Честно скажу – не знаю, как это все случилось. Никогда и ни в чем я его не подозревала (продолжила Ксения. – Прим. WH), я вообще предпочитаю доверять близким людям. А как можно не верить мужу? Зачем тогда жить вместе, это же сплошные мучения. Он, правда, часто задерживался на работе, но у меня не возникало сомнений в том, что именно так дело и обстоит. И уж тем более невозможно было представить, что у него случится интрижка с этой девушкой. Она ведь тоже была несвободна – муж дружил с ее супругом, они часто гостили у нас, а мы у них, все вместе ездили отдыхать. Мы познакомились еще студентами, у нас была большая общая компания, отношения всегда были открытыми. И все вокруг прекрасно знали, как долго она ждала предложения от своего избранника, и вот, наконец, это случилось, и она была счастлива, планировала беременность.

Сейчас я могу спокойно писать о тех событиях, и для меня это очень важно – значит, я все пережила и полностью оправилась от последствий своей личной трагедии. Но можете представить, каково мне было тогда. Я вышла замуж в сущности ребенком – в 19 лет, мы прожили вместе десять, родили дочку. Долгое время рука об руку, душа в душу – по крайней мере, так это выглядело.

И вот мне 29, семейная идиллия вдруг закончилась, и все, что от нее осталось, – слезы, обида, разочарование и потоки невысказанных слов. Мне казалось, будто я стала лишним, ненужным человеком в собственной жизни. Не знала, куда теперь податься, что делать дальше. И только думала, думала, думала: почему это вообще произошло? Как он мог так поступить – со мной и со своим другом? Как она могла – со своим мужем и со мной, не чужие ведь друг другу люди?

Я вовсе не сторонница радикальных мер и ни одной женщине никогда в жизни не посоветовала бы рубить сплеча, собирать вещи, свои или мужа-изменника, и разрывать отношения. Я искренне считаю, что даже из такого положения должен существовать иной выход и семью можно попытаться спасти. Но в тот момент ничего, кроме стойкого отвращения, к человеку, который меня предал, я не испытывала. Это была настоящая физическая непереносимость вплоть до рвотного рефлекса. Я не хотела даже разговаривать с ним, не могла слушать извинений, объяснений и оправданий, мечтала просто вычеркнуть его из своей жизни раз и навсегда. И поэтому попросила мужа поскорее уйти.

Он выполнил мою просьбу, но, уезжая, взял только самое необходимое и при каждом удобном случае наведывался за чем-нибудь, что вдруг понадобилось. А через некоторое время и вовсе надумал вернуться к нам с дочкой насовсем. Приходил с цветами, плакал перед дверью, покупал нам билеты в путешествия, пытался с помощью родных и общих друзей вразумить меня, убедить склеить эту разбитую чашку, воссоздать семью заново. И чем больше он старался, тем меньше мне хотелось продолжения. Кажется, мое тело его больше не принимало, и я ничего не могла с собой поделать. Физиологически не могла.

Мучительное для всех участников драмы общение продолжалось около трех лет. Муж то заявлялся ко мне в слезах, то вроде бы успокаивался со своей новой женщиной. И развелись мы не сразу – он не желал идти в суд и отказывался даже обсуждать эту тему. Хотелось бы мне сказать, что вот тогда-то у меня и началась новая жизнь. Но это было бы неправдой. Очень долго я существовала в режиме страшной викторины. В голове звучал миллион вопросов – и ни одного правильного ответа. Я рыдала часами напролет, пока слезы не кончались или само по себе не приходило временное успокоение. К сожалению, слишком зыбкое, за ним снова следовала буря негативных эмоций. И так день за днем.

Совсем плохо становилось, когда я принималась рассуждать: а правильно ли я поступила, лишив дочь «нормальной», полной семьи? Не стоило ли все-таки перетерпеть, попытаться простить, дать ее отцу второй шанс? Одно дело – решать только за себя, и совсем другое – сразу за двоих. А что если наш разрыв больно аукнется ни в чем не повинному ребенку? Что если, пойдя на поводу у своих эмоций, я нанесла дочери травму и когда-нибудь она предъявит мне счет? Глупо скрывать, я до сих пор задаюсь этими вопросами – и у меня по-прежнему нет однозначных ответов.

Дочка поначалу не понимала, что папа больше с нами не живет. Он ведь часто приходил, играл с ней, укладывал спать, читал книжки, брал в новый дом на выходные. Но лет в пять она стала спрашивать. Я сказала, что так уж получилось – мы расстались, поскольку оба этого захотели и для нас лучше не жить вместе, так тоже бывает. Мне кажется, она это приняла и относится к ситуации более или менее спокойно. Думаю, ей бы хотелось, чтобы мы снова поселились вместе, но что я могу поделать? Только жить дальше.

Читать еще:  Внематочная беременность и ее. Обследование у врача. Возможно ли зачать ребенка после внематочной беременности

Прошло уже шесть лет. Я перестала грустить из-за несложившейся семейной жизни, время действительно все лечит, пусть и не очень быстро. С бывшим мужем мы сейчас в приятельских отношениях – в конце концов, у нас ребенок, и он нуждается в обоих родителях. С той, другой, общаюсь разве что по «техническим вопросам», например, когда не могу дозвониться дочке или ее отцу. Кстати, экс-супруг дамы довольно скоро нашел себе подругу, женился вновь и сейчас растит дочку, с ним мы продолжаем видеться, и я очень за него рада.

В моей жизни таких изменений пока не случилось, но мне кажется, что я к ним уже готова. У меня есть силы и энтузиазм для нового замужества и большой счастливой семьи. Разумеется, глупо рассчитывать на отношения, которые походили бы на прежние. Мне 35, я в сущности уже совсем другой человек, и отношения буду строить новые, соответствующие моей теперешней жизни, моим новым ценностям. Но есть то, чего я точно менять не захочу. Я по-прежнему думаю, что в совместной жизни главное – возможность полностью доверять друг другу. Без этого истинная близость невозможна. А зачем нужен брак, в котором нет близости?

Честно скажу – не знаю, как это все случилось. Никогда и ни в чем я его не подозревала (продолжила Ксения. – Прим. WH), я вообще предпочитаю доверять близким людям. А как можно не верить мужу? Зачем тогда жить вместе, это же сплошные мучения. Он, правда, часто задерживался на работе, но у меня не возникало сомнений в том, что именно так дело и обстоит. И уж тем более невозможно было представить, что у него случится интрижка с этой девушкой. Она ведь тоже была несвободна – муж дружил с ее супругом, они часто гостили у нас, а мы у них, все вместе ездили отдыхать. Мы познакомились еще студентами, у нас была большая общая компания, отношения всегда были открытыми. И все вокруг прекрасно знали, как долго она ждала предложения от своего избранника, и вот, наконец, это случилось, и она была счастлива, планировала беременность.

Сейчас я могу спокойно писать о тех событиях, и для меня это очень важно – значит, я все пережила и полностью оправилась от последствий своей личной трагедии. Но можете представить, каково мне было тогда. Я вышла замуж в сущности ребенком – в 19 лет, мы прожили вместе десять, родили дочку. Долгое время рука об руку, душа в душу – по крайней мере, так это выглядело.

И вот мне 29, семейная идиллия вдруг закончилась, и все, что от нее осталось, – слезы, обида, разочарование и потоки невысказанных слов. Мне казалось, будто я стала лишним, ненужным человеком в собственной жизни. Не знала, куда теперь податься, что делать дальше. И только думала, думала, думала: почему это вообще произошло? Как он мог так поступить – со мной и со своим другом? Как она могла – со своим мужем и со мной, не чужие ведь друг другу люди?

Я вовсе не сторонница радикальных мер и ни одной женщине никогда в жизни не посоветовала бы рубить сплеча, собирать вещи, свои или мужа-изменника, и разрывать отношения. Я искренне считаю, что даже из такого положения должен существовать иной выход и семью можно попытаться спасти. Но в тот момент ничего, кроме стойкого отвращения, к человеку, который меня предал, я не испытывала. Это была настоящая физическая непереносимость вплоть до рвотного рефлекса. Я не хотела даже разговаривать с ним, не могла слушать извинений, объяснений и оправданий, мечтала просто вычеркнуть его из своей жизни раз и навсегда. И поэтому попросила мужа поскорее уйти.

Он выполнил мою просьбу, но, уезжая, взял только самое необходимое и при каждом удобном случае наведывался за чем-нибудь, что вдруг понадобилось. А через некоторое время и вовсе надумал вернуться к нам с дочкой насовсем. Приходил с цветами, плакал перед дверью, покупал нам билеты в путешествия, пытался с помощью родных и общих друзей вразумить меня, убедить склеить эту разбитую чашку, воссоздать семью заново. И чем больше он старался, тем меньше мне хотелось продолжения. Кажется, мое тело его больше не принимало, и я ничего не могла с собой поделать. Физиологически не могла.

Мучительное для всех участников драмы общение продолжалось около трех лет. Муж то заявлялся ко мне в слезах, то вроде бы успокаивался со своей новой женщиной. И развелись мы не сразу – он не желал идти в суд и отказывался даже обсуждать эту тему. Хотелось бы мне сказать, что вот тогда-то у меня и началась новая жизнь. Но это было бы неправдой. Очень долго я существовала в режиме страшной викторины. В голове звучал миллион вопросов – и ни одного правильного ответа. Я рыдала часами напролет, пока слезы не кончались или само по себе не приходило временное успокоение. К сожалению, слишком зыбкое, за ним снова следовала буря негативных эмоций. И так день за днем.

Читать еще:  Выкройка петуха из ткани. Мягкая игрушка, петух тильда. Мягкие игрушки своими руками: выкройка петуха

Совсем плохо становилось, когда я принималась рассуждать: а правильно ли я поступила, лишив дочь «нормальной», полной семьи? Не стоило ли все-таки перетерпеть, попытаться простить, дать ее отцу второй шанс? Одно дело – решать только за себя, и совсем другое – сразу за двоих. А что если наш разрыв больно аукнется ни в чем не повинному ребенку? Что если, пойдя на поводу у своих эмоций, я нанесла дочери травму и когда-нибудь она предъявит мне счет? Глупо скрывать, я до сих пор задаюсь этими вопросами – и у меня по-прежнему нет однозначных ответов.

Дочка поначалу не понимала, что папа больше с нами не живет. Он ведь часто приходил, играл с ней, укладывал спать, читал книжки, брал в новый дом на выходные. Но лет в пять она стала спрашивать. Я сказала, что так уж получилось – мы расстались, поскольку оба этого захотели и для нас лучше не жить вместе, так тоже бывает. Мне кажется, она это приняла и относится к ситуации более или менее спокойно. Думаю, ей бы хотелось, чтобы мы снова поселились вместе, но что я могу поделать? Только жить дальше.

Прошло уже шесть лет. Я перестала грустить из-за несложившейся семейной жизни, время действительно все лечит, пусть и не очень быстро. С бывшим мужем мы сейчас в приятельских отношениях – в конце концов, у нас ребенок, и он нуждается в обоих родителях. С той, другой, общаюсь разве что по «техническим вопросам», например, когда не могу дозвониться дочке или ее отцу. Кстати, экс-супруг дамы довольно скоро нашел себе подругу, женился вновь и сейчас растит дочку, с ним мы продолжаем видеться, и я очень за него рада.

В моей жизни таких изменений пока не случилось, но мне кажется, что я к ним уже готова. У меня есть силы и энтузиазм для нового замужества и большой счастливой семьи. Разумеется, глупо рассчитывать на отношения, которые походили бы на прежние. Мне 35, я в сущности уже совсем другой человек, и отношения буду строить новые, соответствующие моей теперешней жизни, моим новым ценностям. Но есть то, чего я точно менять не захочу. Я по-прежнему думаю, что в совместной жизни главное – возможность полностью доверять друг другу. Без этого истинная близость невозможна. А зачем нужен брак, в котором нет близости?

Личная история об измене мужа


«Однажды я узнала, что у него есть любовница», – так началось письмо Ксении. А дальше, помимо печальной истории об измене мужа, следовало много важных вопросов. Мы решили, что ответы лучше искать вместе.

Честно скажу – не знаю, как это все случилось. Никогда и ни в чем я его не подозревала, я вообще предпочитаю доверять близким людям. А как можно не верить мужу? Зачем тогда жить вместе, это же сплошные мучения. Он, правда, часто задерживался на работе, но у меня не возникало сомнений в том, что именно так дело и обстоит. И уж тем более невозможно было представить, что у него случится интрижка с этой девушкой. Она ведь тоже была несвободна – муж дружил с ее супругом, они часто гостили у нас, а мы у них, все вместе ездили отдыхать. Мы познакомились еще студентами, у нас была большая общая компания, отношения всегда были открытыми. И все вокруг прекрасно знали, как долго она ждала предложения от своего избранника, и вот, наконец, это случилось, и она была счастлива, планировала беременность.

Сейчас я могу спокойно писать о тех событиях, и для меня это очень важно – значит, я все пережила и полностью оправилась от последствий своей личной трагедии. Но можете представить, каково мне было тогда. Я вышла замуж в сущности ребенком – в 19 лет, мы прожили вместе десять, родили дочку. Долгое время рука об руку, душа в душу – по крайней мере, так это выглядело.

И вот мне 29, семейная идиллия вдруг закончилась, и все, что от нее осталось, – слезы, обида, разочарование и потоки невысказанных слов. Мне казалось, будто я стала лишним, ненужным человеком в собственной жизни. Не знала, куда теперь податься, что делать дальше. И только думала, думала, думала: почему это вообще произошло? Как он мог так поступить – со мной и со своим другом? Как она могла – со своим мужем и со мной, не чужие ведь друг другу люди?

Читать еще:  Как можно осветлить темный окрашенный без обесцвечивания. Как обесцветить волосы в домашних условиях: способы без краски

Я вовсе не сторонница радикальных мер и ни одной женщине никогда в жизни не посоветовала бы рубить сплеча, собирать вещи, свои или мужа-изменника, и разрывать отношения. Я искренне считаю, что даже из такого положения должен существовать иной выход и семью можно попытаться спасти. Но в тот момент ничего, кроме стойкого отвращения, к человеку, который меня предал, я не испытывала. Это была настоящая физическая непереносимость вплоть до рвотного рефлекса. Я не хотела даже разговаривать с ним, не могла слушать извинений, объяснений и оправданий, мечтала просто вычеркнуть его из своей жизни раз и навсегда. И поэтому попросила мужа поскорее уйти.

Он выполнил мою просьбу, но, уезжая, взял только самое необходимое и при каждом удобном случае наведывался за чем-нибудь, что вдруг понадобилось. А через некоторое время и вовсе надумал вернуться к нам с дочкой насовсем. Приходил с цветами, плакал перед дверью, покупал нам билеты в путешествия, пытался с помощью родных и общих друзей вразумить меня, убедить склеить эту разбитую чашку, воссоздать семью заново. И чем больше он старался, тем меньше мне хотелось продолжения. Кажется, мое тело его больше не принимало, и я ничего не могла с собой поделать. Физиологически не могла.

Мучительное для всех участников драмы общение продолжалось около трех лет. Муж то заявлялся ко мне в слезах, то вроде бы успокаивался со своей новой женщиной. И развелись мы не сразу – он не желал идти в суд и отказывался даже обсуждать эту тему. Хотелось бы мне сказать, что вот тогда-то у меня и началась новая жизнь. Но это было бы неправдой. Очень долго я существовала в режиме страшной викторины. В голове звучал миллион вопросов – и ни одного правильного ответа. Я рыдала часами напролет, пока слезы не кончались или само по себе не приходило временное успокоение. К сожалению, слишком зыбкое, за ним снова следовала буря негативных эмоций. И так день за днем.

Совсем плохо становилось, когда я принималась рассуждать: а правильно ли я поступила, лишив дочь «нормальной», полной семьи? Не стоило ли все-таки перетерпеть, попытаться простить, дать ее отцу второй шанс? Одно дело – решать только за себя, и совсем другое – сразу за двоих. А что если наш разрыв больно аукнется ни в чем не повинному ребенку? Что если, пойдя на поводу у своих эмоций, я нанесла дочери травму и когда-нибудь она предъявит мне счет? Глупо скрывать, я до сих пор задаюсь этими вопросами – и у меня по-прежнему нет однозначных ответов.

Дочка поначалу не понимала, что папа больше с нами не живет. Он ведь часто приходил, играл с ней, укладывал спать, читал книжки, брал в новый дом на выходные. Но лет в пять она стала спрашивать. Я сказала, что так уж получилось – мы расстались, поскольку оба этого захотели и для нас лучше не жить вместе, так тоже бывает. Мне кажется, она это приняла и относится к ситуации более или менее спокойно. Думаю, ей бы хотелось, чтобы мы снова поселились вместе, но что я могу поделать? Только жить дальше.

Прошло уже шесть лет. Я перестала грустить из-за несложившейся семейной жизни, время действительно все лечит, пусть и не очень быстро. С бывшим мужем мы сейчас в приятельских отношениях – в конце концов, у нас ребенок, и он нуждается в обоих родителях. С той, другой, общаюсь разве что по «техническим вопросам», например, когда не могу дозвониться дочке или ее отцу. Кстати, экс-супруг дамы довольно скоро нашел себе подругу, женился вновь и сейчас растит дочку, с ним мы продолжаем видеться, и я очень за него рада.

В моей жизни таких изменений пока не случилось, но мне кажется, что я к ним уже готова. У меня есть силы и энтузиазм для нового замужества и большой счастливой семьи. Разумеется, глупо рассчитывать на отношения, которые походили бы на прежние. Мне 35, я в сущности уже совсем другой человек, и отношения буду строить новые, соответствующие моей теперешней жизни, моим новым ценностям. Но есть то, чего я точно менять не захочу. Я по-прежнему думаю, что в совместной жизни главное – возможность полностью доверять друг другу. Без этого истинная близость невозможна. А зачем нужен брак, в котором нет близости?

Источники:

http://mariya-mironova.ru/vse-stati/ya-izmenyayu-muzhu-istoriya-odnoj-prekrasnoj-devushki-ya-vse-perezhila-i-polnostyu-opravilas-ot-posledstvij-svoej-lichnoj-tragedii.html
http://whealth.ru/sex-i-lyubov/lichnaya-istoriya-ob-izmene-muzha/
http://rocketfun.ru/lichnaya-istoriya-ob-izmene-muzha-1/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector